Аналитика

Российский экспорт

Как и почему происходит экспансия отечественного контента на международные территории

Жизнь российских фильмов уже не ограничивается отечественным прокатом, а сборы отдельных картин с их премьерой за пределами РФ только приумножаются. Каких героев хотят видеть зрители обеих Америк, Европы и Китая, нужен ли российский артхаус кинофестивалям и членам американской Киноакадемии и причем тут «Маша и медведь» — в специальном в обзоре


Жанровое кино и блокбастеры

Кто смотрит: Китай, Центральная и Южная Америка, США, Европа

Почему:

Переосмысление и экзотика

Голливудская машина, бесперебойно поставляющая массовое кино на мировые экраны, не испытывает дефицита в блокбастерах, но всегда находится в поисках оригинальных сюжетов. Новизной и оригинальностью и могут привлечь внимание американской аудитории российские масштабные картины. Первопроходец в этой сфере — Тимур Бекмамбетов, чей «Ночной дозор» в 2004 году был куплен кинокомпанией Fox Searchlight. Экранизация известной в России трилогии фантаста Сергея Лукьяненко на Западе превратилась в переосмысление выдохшегося (на тот момент) «вампирского» жанра и картин про нечисть и собрала в США 1,5 миллиона долларов. Повторить этот трюк продолжению «Дневной дозор» не удалось, но сам Бекмамбетов свой пропуск в Голливуд уже получил: в 2008 году режиссер снял первый американский блокбастер с участием Анджелины Джоли «Особо опасен», и до сих пор стабильно делает картины американского производства.

Не менее успешным оказался и американский релиз Сергея Бодрова 2007 года «Монгол»: картина о становлении Чингисхана собрала в американском прокате весомые 5,7 миллионов долларов и была номинирована членами американской Киноакадемии в категории «Лучший фильм на иностранном языке». На зрительский успех сработало участие «Монгола» в оскаровской гонке и сопряженная с этим промо-кампания. А также национальный колорит: доля необходимой экзотики, которая для живущих в США превратила картину Бодрова в эпик не столько исторический, сколько условный и где-то даже сказочный. Впрочем, когда режиссер в 2014 году переключился на классическое фэнтези с драконами и магами «Седьмой сын», в котором играли Алисия Викандер и Джулианна Мур, отбить внушительный (95 миллионов долларов) бюджет картины в США ему не удалось.

В противовес фантастике и экзотике, биографические спортивные драмы западному зрителю не близки — как непонятно ему и чувство ностальгии по знаковым событиям Советского союза, к которому апеллируют создатели этих фильмов. Так, лидеры российского проката «Движение вверх» и «Легенда №17» не нашли по ту сторону Атлантического океана отклика. Другие российские хиты — военная драма «Сталинград» и картина «Притяжение», собрали в США умеренно-достойные суммы. Настоящий успех ждал оба фильма Федора Бондарчука не на Западе — он пришел с Востока.


Примеры проектов со сборами:

«Ночной дозор», Тимур Бекмамбетов,  2004 год

«Монгол», Сергей Бодров, 2007 год


Сотрудничество и инфантилизм

Китай — заповедная территория, страна, сконцентрированная на собственной кинематографии, на кинорынок которой пробиваются лишь единицы, титаны кинобизнеса и обладатели специальный квот на показ. Долгоиграющие отношения с Азией удалось выстроить основателям компании Art Pictures Дмитрию Рудовскому и Федору Бондарчуку. Партнерство с Востоком началось с продажи фильма последнего «Обитаемый остров» на китайские территории, но по-настоящему скрепили его 11,7 миллионов долларов, которые собрал другой фильм Бондарчука «Сталинград» (создан совместно с «Нон-Cтоп Продакшн» Александра Роднянского). В том числе и благодаря этому, вышедшее через несколько лет «Притяжение» удалось продать в Китай за очень хорошие деньги.

Жесткие ограничения на показ зарубежного кино действуют для пробившихся за пределы Великой стены в обе стороны: просочиться через эти рамки сложно, но за ними — активная аудитория, которая хорошо помнит старое советское кино и с интересом относится к новому, современному российскому. Пример — успех космического триллера Клима Шипенко «Салют 7», собравшего за первые десять дней показа в Китае больше 2,5 миллионов долларов (и это при доле сеансов в прокате 3,7%). Китайские зрители оценили картину Шипенко так же высоко, как и нашумевшую «Гравитацию» — а после с не меньшим интересом посмотрели проданных на китайские территории «Викинга» и «Экипаж».

Совсем другой, обходной, путь на китайский рынок оказался у картины компании Тимура Бекмамбетова Bazelevs «Он-дракон». В 2016-м году романтическое фэнтези, довольно прохладно принятое в России, растащили на цитаты и кадры на китайских пиратских сайтах. Картину после такого успеха решено было показать уже легально, в кинотеатрах Китая, где она собрала 9 миллионов долларов. Местные зрители, не раз собиравшие кассу масштабным национальным фэнтези, с таким же интересом приняли и русскую сказку о молодой девушке и драконе. Что показало общую инфантильность китайской аудитории, которая гораздо чаще российской голосует купленными билетами за волшебство.

Еще один путь наведения мостов с Азией — копродукция. Благодаря подписанному в 2018 году межправительственному соглашению о сотрудничестве, в течение следующих пяти лет российско-китайская картина может попасть в кинотеатры обеих стран в обход квот и с большей долей сеансов. По этому пути вот уже несколько лет следует продюсер Алексей Петрухин, еще несколько лет назад запустившей в производство фильм «Тайна печати дракона» (своеобразное продолжение его продюсерского проекта «Вий 3D», снятого совместно с Великобританей, Германией, Украиной и Чехией). «Тайна», режиссером которой выступил Олег Степченко, создавалась совместно с китайским государственным мейджором China Film Group и продюсерской компанией Джеки Чана «JCE Movies Limited». Сам Чан, снялся в этом кино, наравне с такими актерами как Арнольд Шварценеггер и Юрий Колокольников. Картина должна выйти в прокат в конце лета 2019 года.


Примеры проектов со сборами (см. таблицу):

«Сталинград», Федор Бондарчук,  2013 год

«Он-дракон»,  Индар Джендубаев, 2015 год

«Притяжение», Федор Бондарчук, 2017 год

«Салют-7», Клим Шипенко, 2017 год


Традиционные ценности

Другая территория, которая в последние годы начинает проявлять все больший интерес к российскому кино — Южная и Центральная Америка. Конкретнее — Бразилия, Мексика, Аргентина, Колумбия, Перу и Чили. Именно здесь в 2017 году с большим успехом прошел триллер Святослава Подгаевского «Невеста», а после этого картину купил Netflix — для проката на территории Латинской Америки. Сам режиссер объяснил такой успех присущей этим странам традицией почитания темы смерти. Картина о молодой девушке, над которой семья будущего мужа хочет провести страшный ритуал с переселением душ, пришлась по вкусу этой публике. Впрочем, по словам Подгаевского, создавая картину, он не ориентировался на определенную аудиторию и делал ставку на универсальность содержания картины: проведение свадебного обряда, значимость которого хорошо известна не только в Латинской Америке. В подтверждение этому — интерес к сюжету «Невесты» и в США, где еще в 2017 году компания Lionsgate приобрела права на ремейк картины.

Интересно, что «Невеста» открыла дорогу в Латинскую Америку и другим российским фильмам ужасов: на последних международных кинорынках местные прокатчики буквально с руками отрывали права на новые отечественные хорроры «Русалка: Мертвое озеро», «Рассвет» и «Яга: Кошмар темного леса».

Тему свадеб, но уже в другом, комедийном ключе, освещал и режиссер Жора Крыжовников в своих картинах «Горько!» и «Горько! 2».  В странах Латинской Америки приняли и этот угол зрения, и в итоге в 2018 году там вышел ремейк картины «Пока свадьба не разлучит нас», покадрово повторяющий оригинал. По сути, этот фильм стал первой официальной адаптацией российской картины за рубежом. Основная причина успеха, по словам одного из продюсеров картины Тимура Бекмамбетова, в узнаваемости героев и ситуаций, описанных в картине Крыжовникова: именно благодаря этим непреходящим эпизодам из жизни, универсальным ценностям, картину одинаково хорошо принимали и в Риге, и в Казахстане, и даже в Нью-Йорке.


Примеры проектов со сборами (см. таблицу):

«Горько!», Жора Крыжовников, 2013 год

«Невеста», Святослав Подгаевский, 2017 год

«Русалка: Озеро мертвых», Святослав Подгаевский, 2018 год

Фестивальное кино

Смотрят — Европа, США, Прибалтика

Почему:

Имена нарицательные

Успех на Западе может измеряться не только в денежных единицах. Не менее значимым (хоть и менее осязаемым), чем кассовые сборы, оказывается фактор узнавания, которым обладают лишь несколько российских режиссеров. Их фамилии через раз встречаются в списках участников международных кинофестивалей, а их имена для иностранных киноманов уже давно стали нарицательными. Например, к таким авторам сегодня относят Никиту Михалкова и Андрея Кончаловского. Последний раньше работал на Западе, а сегодня продолжает активно снимать кино на территории Европы c участием итальянских и немецких актеров. С этими картинами режиссер стабильно оказывается в программе своего любимого Венецианского кинофестиваля, члены жюри которого неизменно отвечают ему взаимностью в виде призов. После «гастролей» по киносмотрам в Палм-Спрингс, Тромсе и Чикаго последние фильмы Кончаловского − например, «Рай» − выходили в ограниченный прокат во Франции, Германии и Италии и получали хорошие зрительские отклики.

Широкую узнаваемость получил в Европе и режиссер Александр Сокуров, каждый фильм которого становится для западных кинокритиков событием. Так, снятая «одним кадром» и за один дубль картина Сокурова «Русский ковчег» и по сей день входит в самые разнообразные списки «Лучших фильмов за всю историю кино», а в 2011 году его «Фауст» получил Гран-при Венецианского кинофестиваля. В еще одних списках — лучших картин 2018 года — оказались фильмы двух других российских кинематографистов: Алексея Германа-младшего и Кирилла Серебренникова. Первый представлял на Берлинале-2018 свой фильм «Довлатов», позже проданный Netflix: теперь картину могут увидеть пользователи стримингового сервиса в более, чем 30 странах, включая США, Канаду, Австралию, Великобританию и практически всю Скандинавию. Фильм Серебренникова про молодость и Виктора Цоя «Лето» в этом году оказался в конкурсной программе Канн, а к концу года начал выходить в прокат в европейских странах.

Оба режиссера — что Герман-младший, что Серебренников — имеют успешную историю отношений с международными кинофестивалями. Оба привезли в этом году на иностранные киносмотры фильмы не просто о людях, но о национальных символах родной страны — необычно снятые картины, далекие от байопиков в их привычном понимании. И в обоих случаях западный зритель этот необычный подход оценил.


Примеры проектов со сборами (см. таблицу):

«Рай», Андрей Кончаловский, 2016 год

«Фауст», Александр Сокуров, 2011 год

«Довлатов», Алексей Герман-младший, 2018 год

«Лето», Кирилл Серебренников, 2018 год


В шаге от «Оскара»

Есть среди нового поколения успешных на Западе режиссеров и имя, которое в последние годы чаще всего ассоциировали с премией членов американской Киноакадемии: за последние несколько лет Андрей Звягинцев два раза попадал в список из пяти претендентов на награду в категории «Лучший фильм на иностранном языке». Более того — последняя картина режиссера «Нелюбовь» получила в период с 2017 по 2018 год практически все европейские награды: от «Сезара» и приза жюри на Каннском кинофестивале до главного приза BFI London Film Festival и основной награды киносмотра в Мюнхене. Неохваченным остался лишь золотой оскаровский болванчик, который, вполне возможно, достанется уже следующему фильму режиссера.

Сделанные на высочайшем уровне, бьющие по нервам зрительских переживаний, картины Звягинцева раз за разом попадают в болевые точки аудитории во многих странах. Прокат же в этих самых странах его фильмам обеспечивают собранные, словно по кирпичику номинации и призы. Так, успех в Каннах и «Сезар» привели к повышенному интерес у «Нелюбви» во французском прокате и почетному месту в десятке самых кассовых фильмов по сборам первого уикенда. На американский же прокат картины огромное значение оказали номинации на «Золотой глобус» и «Оскар», а также многочисленные специальные показы для местной прессы и членов Киноакадемии, которые, по словам продюсера картины Александра Роднянского, далеко не всегда ориентированы на европейский рынок и нуждаются в дополнительной стимуляции в виде промо-туров, приемов и многочисленных интервью.


Примеры проектов со сборами:

«Левиафан», Андрей Звягинцев, 2014 год

«Нелюбовь», Андрей Звягинцев, 2017 год


Новые лица и связи

Именно Александр Роднянский, не понаслышке знакомый с процессами американского кинобизнеса, в этом году запустил международную кинокомпанию AR Content. В планах компании — несколько амбициозных проектов, которые продюсер собирается создавать совместно с кинематографистами из разных стран. Так, первый фильм − политический триллер «Допрос президента» − снимет оскаровский номинант, ливанский режиссер Зиад Дуэри. Вторую, уже документальную картину, о судьбе еврейских беженцев в 30-е годы прошлого века, Роднянский будет делать вместе с автором «Последнего короля Шотландии», обладателем Оскара британцем Кевином Макдональдом. В планах компании − два сериала, предназначенных для международного рынка: один русскоязычный проект под руководством Андрея Звягинцева для Paramount и англоязычный сериал от автора «Белого Бога», венгерского режиссера Корнела Мундруцо, посвященный тайнам порноиндустрии.

В планах у продюсера и поддержка новых лиц на арене локального (а после и международного) кинематографа. После успеха в Каннах фильма «Теснота», который снял 27-летний ученик Александра Сокурова, дебютант Кантемир Балагов, продюсер решил заняться производством второго фильма Кантемира, военной драмы «Дылда». Как продюсер Роднянский также принимал участие в создании новой картины пока не особо известных Европе режиссеров Натальи Меркуловой и Алексея Чупова «Человек, который удивил всех». Фильм был включен в программу «Горизонты» последнего Венецианского кинофестиваля, а исполнившая там ключевую роль актриса Наталья Кудряшова получила награду.

По той же схеме, что и Роднянский — привлекать молодые таланты и наводить мосты между странами — сегодня идут и продюсеры из компании Hype Production Илья Стюарт и Мурад Осман. Последний из заявленных на данный момент проектов компании — драма о Второй мировой войне «Уроки персидского», в которой главную роль сыграет немецкий актер Ларс Айдингер. Режиссером картины станет Вадим Перельман, который не только успешно снимает в России, но и в свое время попал в поле зрения американской Киноакадемии. Его картина 2003 года «Дом из песка и тумана», в которой сыграли Бен Кингсли и Дженнифер Коннелли, была отмечена номинациями на «Оскар» и показала в США неплохие сборы.

Такие поступательные шаги в привлечении международных коллег во все большее количество проектов — новый и эффективный путь для продажи картины на наибольшее количество территорий, где ее смогут увидеть зрители разных стран.


Примеры проектов со сборами (см. таблицу):

«Дом из песка и тумана», Вадим Перельман, 2003 год

«Теснота», Кантемир Балагов, 2017 год

«Человек, который удивил всех», Наталья Меркулова и Алексей Чупов, 2018 год


Мультипликация

Смотрят — Европа , США и Азия

Если для игрового кино, несмотря на общий прогресс и сближение с иностранными коллегами, все еще существует такое препятствие как разница менталитетов, то кино анимационное, кажется, эту планку уже перешагнуло. Самая эмоциональная, восприимчивая, а иногда и самая гибкая иностранная аудитория — дети (а с ними и их родители) — все чаще выбирают для просмотра российские мультфильмы.

На 25 языков переведен популярный русский мультик «Маша и медведь»: знакомый по русским сказкам сюжет о заблудившейся в лесу девочке понравился как американским, так и европейским зрителям, а отдельные серии проекта собрали рекордные просмотры на YouTube. Причину такого успеха многие видят в том, что сериал транслирует универсальные ценности для самой многочисленной аудитории, семейной. Потому и сложности отношений капризной Маши и доброго медведя (модель «ребенок-родитель») понятны всем и без знания русского языка.

Еще одним популярным на Западе проектом оказался мультсериал «Смешарики»: в 2016 году американская компания Shout! Factory приобрела права на прокат двух фильмов серии («Легенда о золотом драконе» и «Смешарики. Начало»), переименовав их в Kikoriki. По словам художественного руководителя проекта Анатолия Прохорова, специально для показа в США отдельные фрагменты анимационного кино — например, особенно грустные эпизоды — были немного изменены, а в некоторых сценах поменяли музыкальное сопровождение. Точно также адаптировали диалоги из мультсериала во время его показа в Китае. В Азии, Европе и Америке этот анимационный проект смотрели как дети, так и взрослые — первых привлекал фактор «кавайности», умиление необычными персонажам круглой формы, вторые же обращали больше внимания на ироничные диалоги и философские подтекст серий.

Без изменений и с успехом дошли до проката в Китае мультфильмы серии «Снежная королева». Так, вторая часть «Снежная королева-2: Перезаморозка» собрала в КНР более 5 миллионов долларов, а третья — почти 11,5 млн долларов, побив рекорд китайского проката «Сталинграда» (но, только, если считать в местной валюте). Создатели серии одним из ключевых факторов успеха считают высокое качество мультфильма. На хорошие сборы повлиял и статусе копродуции с Китаем, благодаря которому третья часть «Королевы» вышла в местный прокат в выгодные даты во время праздника Цинмин, и шла в кинотеатрах больше месяца (большая редкость для иностранного проекта в Китае). Четвертый мультфильм «Снежная королева. Зазеркалье», который выйдет в прокат в России на новогодние праздники, на данный момент планируют показать в Европе и Южной Корее.


Примеры проектов со сборами (см. таблицу):

«Смешарики: Легенда о золотом драконе», 2016 год

«Смешарики: Дежавю», 2018 год

«Снежная королева», 2013 год

«Снежная королева 2: Перезаморозка», 2015 год

«Снежная королева 3: Огонь и лед», 2016 год


Сериалы

Смотрят — США, Европа, аудитория Netflix

Почему:

Наш ответ Брайану Крэнстон

Сериал Бориса Хлебникова «Обычная женщина» про мать двоих детей, которая тащит на себе мужа, детей, при этом еще и работая сутенершей, в этом году был успешно показан на всех знаковых ТВ-мероприятиях Европы. Проект стал первым телефильмом из России отобранным для участия в престижном международном кинофестивале Series Mania в Лилле, попал  в программу международного кинофестиваля в Цюрихе, а после был показан на крупнейшем международном рынке телеконтента MIPCOM, где проект Хлебникова назвали русской версией «Во все тяжкие».

«Обычная женщина», уже получившая положительный отклик от руководителей таких каналов как BBC и Sky, — не единственный проект, привлекший внимание западных закупщиков. Все большее число представителей западной теле-индустрии смотрят в сторону ТВ-продукции из РФ: оттолкнувшись от избитой темы «сериалы про бандитов и криминал», режиссеры начали снимать кино про Россию современную, интересную, разную и совсем не такую далекую от своих иностранных соседей, как всегда было принято считать. Этот тезис подтверждает и директор по правам Cineflix Media Крис Бонни: «Обычная женщина» — сериал, который предлагает увлекательный взгляд на жизнь современной России, в нем сочетаются сильные женские персонажи, исключительная актерская игра и потрясающая операторская работа». Именно Cineflix занялась продвижением проекта Хлебникова на международном рынке.


Экспроприация и адаптация

По результатам прошлогоднего MIPCOM на стриминговый сервис Netflix был продан сериал «Троцкий» кинокомпании Александра Цекало «Среда». Последний — рекордсмен по количеству сериалов, которые попали в поле зрения этого гиганта цифрового контента. На данный момент на Netflix можно также посмотреть «Мажор» и «Метод», и, хотя на сервисе не предоставляют точных данных о просмотрах контента, сам факт наличия российских проектов уже говорит о многом. Для адаптации сюжета и формата на сегодняшний момент куплены права на того же «Мажора» и еще один сериал компании «Среда» — «Sparta».

Адаптация — довольно традиционная история для западных зрителей, но если раньше вдохновение для ремейков в основном черпалось из скандинавских, французских и британских сериалов, то сегодня Россия также рассматривается как источник интересных сюжетов и тем для западной экспроприации. Весной этого года на Netflix вышел сериал «Семь секунд», ключевые моменты в сюжете которого были взяты из фильма Юрия Быкова «Майор». А еще в 2013 году компания CBS International приобрела права на международную дистрибуцию сериала «Кухня». На данный момент римейки сериала сняты в Португалии, Грузии, Хорватии и других странах.


Оригинал лучше копии

Вполне возможно, что совсем скоро от стадии копирования иностранные представители киноиндустрии перейдут к полноценному совместному сотрудничеству и копродукции. Тот же Netflix еще в прошлом году подписал сделку об эксклюзивном праве на показ популярного немецкого сериала «Тьма», который после его выхода на платформе стал настоящим хитом (причем 90% зрителей «Тьмы» не проживало в Германии). Теперь шоураннеры этого проекта Баран бо Одар и Янтье Фризе обязаны выпускать свои проекты исключительно на стриминговом сервисе.

Экспансия детища Теда Сарандоса (глава Netflix) в Европе продолжается, и Россия рано или поздно попадет в поле зрения не этого, так другого стримингового сервиса как страна, поставляющая оригинальный контент. Первый претендент для такой копродукции – уже упомянутый выше проект Андрея Звягинцева и Александра Роднянского для Paramount Television. Его съемки пройдут в Москве, а его премьера, возможно случится либо на одном из крупнейших мировых каналов, либо на одной из онлайн-платформ. Какой именно — покажет время. Сейчас же ясно одно: цифровые сервисы быстрее самих кинематографистов стирают границы между странами и позволяют режиссерам и продюсерам показывать свою продукцию далеко за пределами родной страны.


12.03.2019
Хотите предложить проект?
Заявка успешно отправлена.
Мы свяжемся с вами.
Хотите предложить проект?
Произошла ошибка во время отправки.
Пожалуйста, свяжитесь с нами любым удобным способом.
Восстановление пароля
На вашу почту отправлено письмо.
С дальнейшими инструкциями.
Восстановление пароля
Произошла ошибка во время восстановления.
Пожалуйста, свяжитесь с нами любым удобным способом.